Category: литература

Старое радио - национальный российский аудиофонд

Зображення 1 з 10284
Старое радио - национальный российский аудиофонд. В прямом эфире Вы можете слушать радиопостановки, музыкально-литературные композиции, театр у микрофона, старые радиоспектакли, оперетты, детские сказки, басни, литературные чтения, стихотворения, а также свыше двух с половиной тысяч старых музыкальных произведений.




НАСЛАЖДАЙТЕСЬ!!! Можно выбрать любимое произведение, спектакль и послушать, а можно воспользоваться услугами редакции. Есть "детское радио". Есть музыка. Есть "старое радио", Есть раздел для "школьников"

Обширная коллекция всего, всего самого лучшего!!! Сам безумно рад, что нашел этот сайт. Спасибо тому, кто подсказал. 



Программа передач на 20 июня. 
12:23  Достоевский Ф - Дядюшкин сон ( Марк Прудкин, Ясулович, Ахеджакова) 1-я чаясть
14:05  Бунин И - В Париже (радиоспект. сцен. и реж. А.Баталов)
14:33  Зощенко М. - Не надо врать (инсц. рассказ)
14:40  Гюго Виктор - Вознаграждение 1000 фунтов(В.Гафт, А. Филиппенко 1983) 1,2.части
16:34  Есенин С - Сукин сын (Г.Сорокин)
16:36  Бродский - Письма римскому другу (чит. автор)
16:41  Полищук Любовь - В прогр. Эпизоды 2004

А вот программа "Детского радио"

12:44  Пушкин А.С. - Сказка о царе Салтане (муз.радиоспектакль)
13:28  Умная внучка - сказка чит. Т.Пельтцер 1971
13:42  Глаза змеи (инсц. по мотивам японских сказок) 1988
14:22  Крылов И -Лебедь, рак и щука (А.Грибов)
14:23  Сен Джон Патриция - Три Рождества (муз - лит. композиция)
15:21  Пушкин А - Полтавский бой (А.Шварц)
15:28  Лермонтов М - Родина (чит.В.Качалов)

История «дела историков» Автор: Михаил Диунов



В 2010 г. в России произошло событие, которое можно назвать экстраординарным - усилиями либеральных кругов была предпринята попытка общественного и судебного преследования двух русских историков - авторов учебника для ВУЗов. Эта акция, быстро получившая название «дело историков», хорошо продемонстрировала русской общественности то, насколько далеко готовы зайти либералы в своем стремлении навязать обществу либеральные ценности, которые этим обществом последовательно отвергаются. Причем либеральные силы очень быстро перешли от простого осуждения позиции, с которой написан учебник, к попыткам применить к авторам учебника меры устрашения и создать такую обстановку в России, когда выход учеников написанных с позиций не соответствующих либеральным доктринам стал бы невозможен. К счастью эта атака на историю похоже провалилась. Но, рассмотрим все, что произошло в «деле историков» за несколько летних и осенних месяцев 2010 г.

Два профессора кафедры истории России XX-XXI вв. МГУ им. Ломоносова Александр Барсенков и Александр Вдовин написали учебное пособие «История России 1917-2009». Точнее даже сказать, что эта книга была третьим изданием учебника, который впервые был издан еще в 2005 г., а книга ставшая объектом травли и цензуры была уже третьим изданием учебника. Судя по всему, либералы просто упустили из виду книгу и обратили внимание лишь на ее третье издание в 2010 г., хотя в хоте подготовки второго и третьего изданий существенных изменений в концепцию и освещение истории России авторы не вносили, а учебник в основном дополнялся новым материалом.


Полностью на обозревателе, Русском Обозревателе:

http://www.rus-obr.ru/comment/reply/8195#comment-form

Николай Сергеевич Трубецкой . Общеславянский элемент в русской культуре

В связи с западнославянскими литературными языками следует рассмотреть и современный украинский литературный язык. Дело в том, что хотя народный украинский язык является ближайшим родичем народного языка великорусского, тем не менее украинский литературный язык примкнул не к русскоцерковнославянской, а к польской, т.е. западнославянской литературно-языковой традиции. Обстоятельство это заслуживает специального рассмотрения и освещения.

<...>

Однако тот украинско-литературный язык, который получился бы при следовании по этому естественному пути, разумеется, оказался бы очень похожим на русский: ведь слова церковнославянского происхождения в русском литературном языке составляют чуть ли не половину всего словарного запаса, а многие из средневеликорусских слов, вошедших в этот язык, отличаются от соответствующих малорусских очень мало. Это близкое сходство естественно созданного украинского литературного языка с русским само по себе было бы тоже совершенно естественно, ибо и соответствующие народные языки - великорусский и малорусский - близкородственны и похожи друг на друга. Но те украинские интеллигенты, которые ратовали за создание самостоятельного украинского литературного языка, именно этого естественного сходства с русским литературным языком и не желали. Поэтому они отказались от единственного естественного пути к созданию своего литературного языка, всецело порвали не только с русской, но и с церковнославянской литературно-языковой традицией и решили создать литературный язык исключительно на основе народного говора, при этом так, чтобы этот язык как можно менее походил на русский. Как и следовало ожидать, это предприятие в таком виде оказалось неосуществимым: словарь народного языка был недостаточен для выражения всех оттенков мысли, необходимых для языка литературного, а синтаксический строй народной речи слишком неуклюж, для того чтобы удовлетворить хотя бы элементарным требованиям литературной стилистики. Но по необходимости приходилось примкнуть к какой-нибудь уже существующей и хорошо отделанной литературно-языковой традиции. А так как к русской литературно-языковой традиции примыкать ни за что не хотели, то оставалось только примкнуть к традиции польского литературного языка. И действительно, современный украинский литературный язык, поскольку он употребляется вне того народнического литературного жанра, о котором говорилось выше, настолько переполнен полонизмами, что производит впечатление просто польского языка, слегка сдобренного малорусским элементом и втиснутого в малорусский грамматический строй. Благодаря этому особому направлению в создании и развитии украинского литературного языка - направлению не только противоестественному, но и противоречащему основной тенденции истории Украины, состоявшей всегда в обороне и борьбе против ополячения, - современный украинский литературный язык должен быть отнесен к литературным языкам западнославянской (чешско-польской) традиции.



Для тех, кто интересуется славянскими языками и украинским в частности (большой текст):

 Николай Сергеевич Трубецкой . Общеславянский элемент в русской культуре 

Письмо: Михаил Булгаков сестре Наде

Я спал сейчас, и мне приснилось: Киев, знакомые и милые лица, приснилось, что играют на пианино...

Придет ли старое время?

Настоящее таково, что я стараюсь жить, не замечая его... не видеть, не слышать!
 
Недавно, в поездке в Москву и Саратов, мне пришлось все видеть воочию и больше я не хотел бы видеть.

Я видел, как серые толпы с гиканьем и гнусной руганью бьют стекла в поездах, видел, как бьют людей. Видел разрушенные и обгоревшие дома в Москве... тупые и зверские лица...

Видел толпы, которые осаждали подъезды захваченных, запертых банков, голодные хвосты у лавок, затравленных и жалких офицеров, видел газетные листки, где пишут, в сущности, об одном: о крови, которая льется и на юге, и на западе, и на востоке, и о тюрьмах.

Все воочию видел и понял окончательно, что произошло.

Идет Новый год.

Целую тебя крепко.

Твой брат Михаил."



Таковы финальные строки письма Михаила Булгакова сестре Наде, письма новогоднего по дате -- 31 декабря 1917 года --и такого далекого от праздничного -- по сути.

- Слышь, Стрекоза, увидишь там писателя Крылова, скажи ему, что он трепло...

Лето. Ползет муравей в фуфайке, в лаптях, тащит бревно.
Hавстречу стрекоза в бикини: - Стрекоза, куда идешь?
- Hа пляж, позагораю, побалдею.
Осень, Ползет муравей в фуфайке, в кирзовых сапогах, тащит бревно.
Hавстречу стрекоза в пальтишке от Кардена, вся на шпильках.
- Стрекоза, куда идешь?
- В дом мод, там Кевин Кляйн презентацию новой
коллекции устраивает, вот пойду, потусуюсь в бомонде.
Зима. Ползет муравей в фуфайке, в драных валенках, тащит ДВА бревна,
навстречу стрекоза в норковой шубке, в итальянских сапожках.
- Стрекоза, куда идешь?
- Да зима на дворе, делать нечего, вот в дом писателей, на вечеринку собралась.
- Слышь, Стрекоза, увидишь там писателя Крылова, скажи ему, что он трепло...